Роман Рябцев (bad_muthafucka) wrote,
Роман Рябцев
bad_muthafucka

Categories:

Дм. Песков: «Брежнев – это не знак «минус» для истории нашей страны, это огромный «плюс»

Оригинал взят у ste_pan в Дм. Песков: «Брежнев – это не знак «минус» для истории нашей страны, это огромный «плюс»
Славить Брежнева! Ну как можно? И это вроде бы делается в здравом уме и твердой памяти. Брежнев? Ужасная серая жизнь. Огромные очереди за всем. Эпоха колбасных электричек. Продуктов нет – их «выкидывают». Вы не можете съесть кусок сыра или куриную ножку просто так, когда вам этого захотелось – надо долго охотиться практически за любым съестным товаром, а потом – чудом его поймав в каком-нибудь пустом магазине с 3-литровыми банками мариновых арбузов и морской капусты - стоять за ним 2 часа. Даже элементарного молока или кефира хватало максимум на 1-2 часа торговли, и, кстати, так как в «одни руки» давали ограниченное количество товара, многие матери тащили в эти бесконечные очереди детей – чтобы «рук» становилось больше. Вот так проходило детство – надо кое-кому об этом напомнить! А купить бутылку «Жигулевского» - это просто было подвигом (но почти всякий раз в этой бутылке плавала какая-то отвратительная мутная взвесь).

А чтобы купить холодильник, стиральную машину, пылесос, цветной телевизор (не говоря уж про автомобиль), мебель (шкаф «хельгу», а потом «стенку»), нужно было записаться через свой профком, а потом ждать от 3 до 7 лет открыточку из специализированного магазина. Да что я говорю о таких высоких вещах! Уже с начала 80-х в Москве стали периодически пропадать сахар, соль, спички. Спички нельзя было купить! Исчез стиральный порошок. Не было – тотально не было – туалетной бумаги. Это вы помните, г-н Песков?

С утра до вечера тебе промывали мозги: собрания, политинформации, митинги в защиту Анжелы Дэвис и Микиса Теодоракиса и т.д. и т.п. Социалистические обязательства, ударные вахты, субботники, сбор средств для борющегося народа Вьетнама – бесплатный труд и обирание трудящихся шло во всех видах. И отлынивать от этих мероприятий было нельзя! Вся осень – работа на плодоовощных базах и в колхозах – сбор гнилой картошки, гнилой капусты, гнилой морковки. Отсутствие хороших книг (тоже жуткий дефицит), фильмов, выставок (никакого современного искусства!), убогое телевидение («сельский час», «ленинский университет миллионов», «передовой опыт строителя Злобина»). Конечно, нельзя было даже и мечтать о поездке заграницу. Никакая, никогда и ни за что – вот это ты знал точно. Границы – на замке.

Жизнь замирала в 9-10 вечера – нельзя было пойти в ресторанчик или кафе (жуткие очереди везде, чтобы попасть в какое-нибудь примитивное кафе-мороженое надо было тоже выстаивать перед входом часами), ночной клуб. Могильная атмосфера. Запрещение всей современной музыки – эти списки из десятков названий групп общеизвестны. Даже на футболе запретили орать и свистеть! Только аплодировать после забитого гола. В общем – скучная, серая жизнь впроголодь.

Работа – только на войну. Все, даже самые мирные предприятия прежде всего занимались выпуском или оружия, или продукции для армии – от сапог и противогазов (заводы рядом с моим домом - Красный Богатырь и Вулкан) до систем ориентации и наведения на космических аппаратах (чего уж там лицемерить - для ракет и военных спутников; предприятие Алмаз, на котором работал мой брат).

Бедная и убогая медицина. У моего дяди в Днепропетровске при родах умерло 2-е младенцев из 4-х... Образование, которое годилось только для внутреннего пользования и еще больше отдаляло нас от мира. Гонения на инакомыслящих, которыми Путин и Песков формально вроде бы восхищаются: Солженицын, Сахаров, Ростропович и Вишневская, Любимов, Довлатов, Войнович, Гладилин, Галич, Аксенов и несть им числа – изгонялся цвет нации. Всех свободомыслящих и независимых людей гнобили, не давали им жить и работать. А работать, кстати, было необходимо. Бродский был осужден как тунеядец. Любой человек, не работающий официально, тоже мог попасть за 101 км или в лагерь.

И если сейчас бояться идти в армию, то при вашем любимом Брежневе любой парень понимал, что его вполне реально, а не гипотетически ждет Афганистан, ждет цинковый гроб. Именно при Брежневе мы поддерживали всех диктаторов, все террористические режимы. Терроризм взлелеян Брежневым – мы же видели в нем «оружие против империализма». Поэтому и красным бригадам, и красным кхмерам, и Альенде с Бокассой и Хайле Селассие I и Ким Ир Сену жилось хорошо, а нам плохо. Еще раз подчеркну: семена мирового терроризма – главной опасности XXI века - были брошены в унавоженную почву именно при Брежневе. А спусковой крючок исламского терроризма и фундаментализма сработал именно с брежневским вводом войск в Афганистан.

И этот режим постоянно врал. Врал. Врал с утра до ночи. Поэтому и приходилось слушать Голос Америки и Немецкую волну – доверие к собственным СМИ было нулевым.

Если ты не попал номенклатуру – твоя жизнь будет бесперспективной и тяжелой. Брежневская эпоха дворников и сторожей взялась не от хорошей жизни, а только от того, что человек не мог себя реализовать, как-то использовать свои таланты. Надо было чуть ли не всякий день клясться именем вурдалака Ленина, идти в КПСС или КГБ, то есть становиться негодяем, чтобы сделать карьеру и прокормить семью. Страна при Брежневе деградировала, условия жизни с каждым годом ухудшались, уровень жизни падал. И этим вы гордитесь?


А теперь отрывок из интервью Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Путина:

Геворкян: «Он возвращается. Зачем он возвращается?». Атмосфера его возвращения абсолютна не та, которая была в 2000-м, абсолютно не та, которая была в 2004-м. Есть фактор уставания – 12 лет, когда он на публике много. Вы это чувствуете, вы об этом думаете? Он это понимает? Или вы там за своей белой и красной стеной сидите и просто не понимаете, что витает в воздухе?

Песков: Нет белой стены. Там абсолютно прозрачная чугунная ограда.

Геворкян: Есть здание, есть должность, есть кресло.

Макеева: Чугунная – ключевое слово.

Малыхина: И ограда.

Песков: Действительно в Москве можно достаточно часто сейчас услышать слова «Зачем он возвращается?». Действительно многие говорят о брежневизации Путина, при этом говорят те люди, которые вообще ничего не знают про Брежнева (Уж Песков-то знает! Ему целых 15 лет было, когда Брежнев умер – ste_pan).

Монгайт: А в чем принципиальное отличие?

Песков: Знаете, Брежнев – это не знак «минус» для истории нашей страны, это огромный «плюс». Он заложил фундамент экономики, сельского хозяйства и т.д.

Геворкян: Это застой.

Песков: Потом застой. Но застой по продолжительности был гораздо короче.

Геворкян: Дима, а экономика, которая «поехала»?

Песков: Поэтому мы запомнили застой. Он не ушел вовремя. Московский социум действительно склонен к таким суждениям. Эти настроения кардинально отличаются от немосковского социума. Мы очень много постоянно ездим по России, и там совсем другие проблемы, нежели у тех, кто живут в пределах Садового кольца, и тех, кто могут позволить тратить в день 2-3 часа, чтобы писать в блогах и социальных сетях.

Геворкян: В блогах-то пишут 40 миллионов, на секундочку. А они со всей страны.

Полностью здесь (там же и видео): http://tvrain.ru/teleshow/harddaysnight/dmitriy_peskov_brezhnev_eto_ne_znak_minus_dlya_istorii_nashey_strany_a_ogromnyy_plyus-40927/
Tags: НЕНАВИСТЬ, ПЕРЕПОСТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments